Бош саҳифаНовостиВ Бакинском суде были озвучены ужасающие сцены пыток

В Бакинском суде были озвучены ужасающие сцены пыток

В Баку прошел очередной судебный процесс по уголовному делу армянских боевиков Мкртчяна Людвика Мкртычевича и Хосровяна Алеши Арамаисовича, подвергавших во время первой Карабахской войны пыткам азербайджанских пленных и совершивших иные тяжкие преступления. Жертвы были допрошены в ходе судебного процесса под председательством судьи Бакинского военного суда Эльбея Аллахвердиева. Жертвы бесчеловечного обращения в армянском плену рассказали о пытках, которым они подвергались.

Из-за «Сумгаитских событий» меня подвергали особым пыткам

В своих показаниях потерпевший Хабиб Кязымов сообщил, что был отправлен на военную службу в 1992 году и служил в батальоне Национального героя Алияра Алиева. Он сообщил, что был ранен в Кельбаджарском районе в 1993 году, получил черепно-мозговую травму, попал в плен и находился в плену около двух лет: «Меня отправили в Шушинскую тюрьму. Когда узнали, что я из Сумгайыта, меня пытали за «Сумгаитские события». Они настолько меня избили, что состояние у меня ухудшилось. Мкртчян и Хосровян били меня железом и арматурой. В 1994 году был убит азербайджанский заключенный по имени Сардар. Нас заставляли рубить дрова. Они, зовя меня «сумгаитским ребенком» избивали дровами.

По словам потерпевшего, его подвергали невыносимым пыткам в связи с событиями в Сумгаите: «Мкртчяна и Хосровяна называли респектабельными боевиками, потому что они террористы. Людвик мучил меня, потому что я был из Сумгаита. Они держали меня голодным и жаждущим. (не давали пить). В Шуше, перед зданием Исполнительной власти, открыли памятник военнослужащему-армянину. На открытии памятника нас начали избивать.

Приводили несовершеннолетних из детских садов, подростков из школ, избивали нас при них. Приводили 13-14-летних мальчиков и приказывали им пытать нас. В Шуше Людвик заставлял нас есть землю со словами: «Шуша – наша земля, ешь ее».

Показания другого бывшего заключенного Заура Рзаева

Суд допросил еще одного бывшего заключенного, которого пытали эти армянские палачи. Пострадавший Заур Рзаев в своих показаниях сообщил, что был ранен и взят в плен в Агдаме в 1994 году. «Меня привезли в тюрьму. Я был ранен в плечо. Мкртычян жег мне рану горящей сигаретой. Когда я пил воду, меня били арматурой и лопатой. Мкртычян бил по моей ране лопатой. Брал лопату, не рукояткой, а железной, режущей частью вырезал мою рану.

В Ходжавендском районе была ферма Самвела Бабаяна. Нас заставляли там работать, 30-40 азербайджанских пленных заставляли строить там свиноферму и птицеферму. Давид, Карен и Людвик были надзирателями. Они приходили в военной форме и пытали нас там. Людвик Мкртчян проклинал и оскорблял нас по-азербайджански. Мы сносили постройки с оккупированных территорий и отвозили материалы на ферму Самвела Бабаяна.

Бил прикладом, железкой, арматурой 25-го калибра. Мы таскали камни. Нас морили голодом, сил работать не было. Мкртычян избивал меня прикладом автомата, требуя, чтобы я работал быстрее. Нас избивали по очереди. Группа из пяти человек каждую неделю подвергала нас пыткам. Они уходили, приходили новые. На голове у меня остались шрамы от многочисленных ударов. Людвик накалял на огне дуло автомата и прижимал его к груди, где у меня было пулевое ранение, чтобы боль заставляла меня кричать».

Фамиль Алиев: «Скелеты азербайджанцев вынимали из могилы и расстреливали …»

Другой пострадавший, Фамиль Алиев, сказал, что был схвачен армянами в 1994 году и доставлен сначала в Агдам, а оттуда отправлен в Ханкенди: «На следующий день отправили в Шушинскую тюрьму, 7 месяцев был там. Приехав туда, узнал Людвика и Хосровяна. Они тушили сигареты надавливая нам на грудь, а затем бросали их на землю. Мы собирали табак этих сигарет и курили. Нам давали корм свиней, чтобы на свиноферме мы их ели. Мы приходили на ферму и там ели корм свиней.

Нас заставляли выкапывать останки азербайджанцев из могил. Потом они расстреливали эти останки. Они вырывали у умерших золотые коронки. Если мы отказывались раскапывать могилы, нас били арматурой, железными прутьями. Мкртычян и Хосровян подвергали нас мучительным пыткам».

«Посмотрите на них, нарядились и сидят здесь…»

На заседании дал показания еще один потерпевший, Гафаров Рауф Шамседдин оглу. Он отметил, что попал в плен в 1993 году:

«Нас отвезли в Физули, а оттуда в Ханкенди. У меня и моего пленного друга вырвали плоскогубцами золотые зубы. Двое заключенных были убиты при попытке к бегству. В то время брат Самвела Бабаяна Карен Бабаян был начальником комендатуры в Карабахе. Два месяца нас держали в камере. Затем привезли в Шушинскую тюрьму. 3 месяца они скрывали нас от Красного Креста. Потом они отвезли нас в Ходжавенд. В Ходжавенде у Самвела Бабаяна был яблоневый сад площадью 8 гектаров, строили две свинофермы длиной 60 метров каждая.

Затем нас заставили строить зернохранилище высотой 6 метров и два 16-этажных дома. Мы сносили дома в Физули и Агдаме и возили туда кубики.

Группа дежурного охранника избивала нас, когда мы принимали, и сдавали дежурство. Купались в реке раз в месяц. Комитет Красного Креста давал нам одежду. У нас забирали эту одежду. Нас кормили одним из сортов пшеницы, а вместо чая мы кипятили и пили кору деревьев.

Но посмотрите на них, нарядились и сидят здесь в красивой одежде. В ноябре 1995 года нас перевели в Шушинскую тюрьму. Я видел там Людвика и Алешу. Как будто для избиения нас они спорили друг с другом. Если во время избиения нас кто-то рядом стоящий не бил, то на него плохо смотрели. Нас били ломом. Тогда я думал, что человек умирает, когда его бьют ломом. Позже я узнал, что человек умирает от удара по голове, но не от удара по телу. Это не люди, они хуже диких животных».

«Меня взяли в плен в Ашагы Сеидахмедли, нас отправили в Шушинскую тюрьму…»

В суде еще один бывший военнопленный рассказал о случившемся с ним. Пострадавший Захид Гасанов в своих показаниях сказал, что он был участником Афганской войны и добровольно участвовал в Первой Карабахской войне: «В марте 1994 года я был ранен в селе Ашагы Сеидахмедли Физулинского района, попали в окружение, нас взяли в плен.

Нас отвезли в детскую больницу Ханкенди. Пробыл там до конца апреля. Через месяц доставили из Ханкенди в Шушинскую тюрьму. Программа «Вести» Российского телеканала проводила съёмки. Меня заставили дать показания против Азербайджанского правительства, сказать, что нас принудительно заставили идти на войну. Я не давал интервью. Там был армянский журналист. Он ударил меня куском железа, которую держал в руках завёрнутую в газету. С тех пор у меня на лбу остался шрам. За то, что я не давал интервью, Хосровян начал меня избивать. Нас пытали военные и мирные жители. Кто хотел, приходил и бил. Из Шушинской тюрьмы нас забирали на работу. Их мирные жители ели и пили, они говорили: давайте пойдём пытать турок и вернёмся. То есть они получали удовольствие от наших мучений».

Судебный процесс продолжается.

Алоқадор мақолалар

Кўп ўқилган

spot_img